священник Иоанн Нефёдов

Previous Entry Share
О веровании в особую благодать мученика Уара вымаливать некрещёных
ier_in_nefedov

В этой публикации мне хотелось бы в первом приближении рассмотреть саму «идею» или то самое предание о мч. Уаре, которое стало основанием для сочинения молитвенных текстов.

Итак, «Ина служба, бденная, святому мученику Уару, емуже дана бысть благодать умолити за умершие Клеопатрины прародители, не сподобльшияся прияти святаго Крещения» в зелёных Минеях — старообрядческая беспоповская (или канон взят из службы, или для уже существующего канона дописана служба). [Об этой службе читайте здесь]

Но вот само предание о том, что мч. Уар имеет благодать вымаливать некрещёных, откуда? Оно тоже позднее старообрядческое или имеет древние корни? Откуда вообще взялась мысль о том, что к мч. Уару можно обратиться с просьбой умолить Бога о некрещёных?

Служба утверждает, что основанием для упования на помощь мч. Уара в такой нужде, является то, что он в видении блаж. Клеопатре говорит, что умолил Бога о её нечестивых предках, в родовом склепе с которыми она положила его святые останки.

Справедливо возражая против этого, прот. Константин Буфеев в своей статье пишет:

«…следует определённо сказать, что в названии этой второй, неуставной службы содержится если не прямая ложь, то бездоказательное и необоснованное заявление: не имеется никаких свидетельств о том, что у блаженной Клеопатры (память в тот же день, 19 октября) сродники были некрещёные. Вполне вероятно, что благочестивая и ревностная христианская жена была воспитана верующими родителями-христианами. Житие св. Уара не даёт никаких оснований подозревать Клеопатриных близких в неверии и язычестве. Заявлять об этом следовало бы, имея хоть какие-нибудь факты, свидетельствующие об их нечестии.

Вспомним, что говорит житие. После мученической кончины Уара Клеопатра тайно похитила его тело и вместо своего умершего мужа взяла «…мощи святого Уара, принесла их, как некую драгоценность, из Египта в Палестину и в своём селении, называемом Эдра, которое находилось около Фавора, положила со своими предками» (Димитрий Ростовский, свт. Жития святых. Октябрь. 1993. С. 439). Через некоторое время святой Уар явился во сне Клеопатре и сказал: «Или ты думаешь, что я не чувствовал ничего, когда ты взяла моё тело из груды трупов скота и положила меня в своей комнате? Разве я не внимаю всегда твоим молитвам и не молюсь за тебя Богу? И прежде всего я умолил Бога о сродниках твоих, с которыми ты положила меня в гробнице, чтобы им были отпущены грехи их» (Там же. С. 441)».


Действительно, нигде в Житиях святых не говорится о том, что сродники блаженной Клеопатры были некрещёные. Но откуда-то ведь должно идти это предание, оно же не на пустом месте появилось! И здесь очень важные сведения даёт нам архиеп. Сергий (Спасский) в своём «Полном месяцеслове Востока» (Т. I). (Об этом, кстати, тоже имеется рабочая выписка в архиве зелёных Миней.)

В Приложении 18 («Исправления славянского печатного Пролога») архиеп. Сергий сравнивает издания Пролога 1641 и 1659 гг. и сообщает:

«…октября 19 о Клеопатре: слова "первое убо умолих Бога о роде твоем поганом сущем" опущены, вероятно с догматическою целию».


Значит, в издании Пролога 1641 года эти два важных для нас слова — «поганом сущем» — были. И именно они, судя по всему, стали основанием для возникновения предания о данной мч. Уару благодати вымаливать «поганых», т.е. нечестивых, некрещёных. Так что в этом случае прот. Константин Буфеев прав только условно: действительно, в Житиях свт. Димитрия Ростовского нет упоминания о том, что предки Клеопатры были некрещёными, но в более ранних памятниках оно было. Таким образом, верование в особую благодать мч. Уара отнюдь не беспочвенно и уж точно не новодел.


Происхождение славянских Прологов

Итак, в первом печатном славянском Прологе 1641 года указание на «поганость» рода Клеопатры было, но в издании 1659 года уже вырезано справщиками. А это, в свою очередь, значит, что оно было и в рукописях, с которых делалось первое издание Пролога.

Мне стало интересно посмотреть основную часть труда архиеп. Сергия, а именно раздел «Древнейшие славянские прологи». И вот что обнаружилось (даю в виде тезисов; кому интересно вникнуть, после всего — обширная цитата). В описании «второй славянской редакции» Пролога (С. 317-318.) владыка Сергий говорит, что:

1. Автор второй славянской редакции «месяцеслова Василия» (см. Полный месяцеслов) — славянин!

2. Характерной чертой второй славянской редакции является распространение (т.е. удлинение, увеличение) сказаний, «дублирование» сказаний, когда об одном и том же святом даются 2 сказания, а также составление новых сказаний. Автор подходил к материалу довольно свободно и иногда даже странно. Например, «5 февраля из Авраамия Арвильского автор сделал двух, написав новое сказание об Авраамии Рувийском (таки им его было искажено в рукописных славянских четьих минеях, в некоторых же стоит Аровийский)».

3. Сам характер увеличения сказаний, по мнению архиеп. Сергия, говорит за авторство славянина: «берётся сказание или часть его буквально из первой редакции пролога; в начале, или в середине, или в конце сказания прибавляется несколько сведений о святом из миней или других источников».

4. «Автор-славянин любит делать новые сказания из одного и того же жития святого того дня, по образцу месяцеслова Василия, например 19 сентября им составлено особое сказание о св. Клеопатре и сыне её Иоанне из жития мч. Уара».

5. «Не только сказания о восточных святых восполнены или вновь составлены, но и сказания о русских святых подверглись той же участи; так сказания 5 сентября и 2 мая о Борисе и Глебе во 2-й редакции заменены другими».

6. «Вообще списки 2-й редакции, начиная с древнейших (типогр. пергамен. № 1142), тверды, так что виновником её в собственном смысле может быть назван один, а небольшие изменения, произведённые другими, случайны и не распространены».

7. «Где составлена сия редакция, в России или других славянских землях? Хотя в ней есть Вячеслав и Людмила со сказаниями, (с. 320) но более русских памятей и праздников (см. выше), посему, вероятно, что она составлена в России, а св. князь Вячеслав есть уже в русских минеях XI века».

Особенно характерен для нашей темы 2-й и 4-й пункт. Насколько я понял, уже само выделение из жития мч. Уара отдельного повествования о блаженной Клеопатре и её сыне Иоанне — дело рук редактора-составителя, который был славянином. До этого в греческих источниках встречается общее повествование о мч. Уаре. Если автор-славянин так свободно обращался со сказаниями, что даже сочинял новые для ошибочно «выделенных» святых, то не мог ли он и добавлять от себя к сказаниям новые детали, которые являются уже его интерпретациями, а не подлинными сведениями?

Вот пространная цитата из «Полного месяцеслова Востока» (только наберитесь терпения, прочитайте внимательно и постарайтесь вникнуть):


«Вторая славянская редакция месяцеслова Василия, распространенного особыми сказаниями (около 130), почти не имеет новых памятей без сказаний. В марте она сходствует с супрасльской Минеей в расположении памятей. Кто был автор её? Славянин. И это ясно подтверждается следующим:

1) самая большая часть распространенных или новых сказаний сей редакции объясняется из древних славянских четьих миней. Распространенные и новые проложные сказания находятся под теми числами, под какими жития тех святых стоят в древних славянских четьих минеях; а в четьих минеях жития часто расположены оригинальным образом, так что некоторые святые под теми числами доселе не найдены во всех известных памятниках; таким образом, во 2-й редакции об одном и том же святом иногда оказываются два сказания: одно по первой редакции, а другое в другой день и месяц новое, составленное из миней; замечается даже буквальное сходство с древними минеями (Супрасльской) и сказаниями проложными. Конечно, наши древние четьи минеи суть переводы с греческих, и, следовательно, автор и грек мог распространить на основании тех же миней первую редакцию Илии и Константина Мокисийского, но мы не нашли ни одного из означенных сказаний (130) второй редакции во всех известных нам греческих прологах.

2) Самый характер распространения сказаний первой редакции или составления новых говорит за происхождение второй редакции от славянина: берется сказание или часть его буквально из первой редакции пролога; в начале, или в середине, или в конце сказания прибавляется несколько сведений о святом из миней или других источников, так 26 сентября об Иоанне Богослове начало особое, а конец по первой редакции; 5 декабря о прп. Савве средина распространена, начало и конец по 1-й редакции; 6 декабря о святителе Николае начало особое, конец по 1-й редакции и т.п. Невозможно представить, чтобы переводчик славянин, взяв новую распространенную греческую редакцию, стал из нее дополнять славянскую первую редакцию, не изменяя ее ни в чем другом, кроме означенных дополнений, хотя она по первому (с. 318) переводу требовала исправлений. Притом в самых дополнениях замечается немалое неведение, для греческого писателя менее объяснимое, например 30 июня в числе 12 апостолов поставлены ап. Павел, евангелисты Марк и Лука; сказание о мученице Анастасии с 22 декабря перенесено на 29 октября по смешению разных мучениц; сказание 29 февраля об Иоанне Варсе повторено 4 декабря по смешению его с Иоанном Дамаскиным; 5 февраля из Авраамия Арвильского автор сделал двух, написав новое сказание об Авраамии Рувийском (таки им его было искажено в рукописных славянских четьих минеях, в некоторых же стоит Аровийский) и оставив в то же время сказание о нем и 1-й редакции.

3) Автор-славянин любит делать новые сказания из одного и того же жития святого того дня, по образцу месяцеслова Василия, например 19 сентября им составлено особое сказание о св. Клеопатре и сыне её Иоанне из жития мч. Уара; 14 января два сказания о прп. Иосифе Аналитине и прп. Моисее из истории синайских отцов; 12 мая о Савине Кипрском и Полувии Ринокорурском из жития свт. Епифания Кипрского; из распространенного в древней нашей литературе жития Иосифа царевича индийского автор сделал несколько сказаний и распределил их по ближайшим дням: 17 ноября о прп. Варлааме, 18 ноября о прав. Иоасафе царевиче, 25 ноября о двух преподобномучениках, сожженных Авениром, 27 ноября о 17 мнихах,сожженных Авениром; последних двух памятей совсем нет в известных нам греческих календарных памятниках. Не найдены нами у греков памяти и других святых, о коих автором внесены сказания во 2 редакцию из патериков. Всё это говорит за происхождение её от славянина.

4) Не только сказания о восточных святых восполнены или вновь составлены, но и сказания о русских святых подверглись той же участи; так сказания 5 сентября и 2 мая о Борисе и Глебе во 2 редакции заменены другими.

5) Наконец, отдел нравственных сказаний первой редакции значительно восполнен новыми сказаниями во 2 редакции, без сомнения, также славянином. Сии и другие более частные черты 2 редакции ведут к несомненному заключению, что автор её славянин.

Не все новые сказания её (с. 319) объясняются из четьих миней; равно 16 марта о Трофиме и Фале и 23 марта о преподобномученике Дометии в проложных сказаниях есть такие сведения, которых мы не нашли в супрасльской минее, но, без сомнения, автор-славянин имел, кроме четьих миней, и другие источники для своих сказаний, из коих иные до нас и совсем не дошли; так сказание о царе Иустиниане и Феодоре 14 ноября составлено по хронике Георгия Амартола, которая в Болгарии переведена на славянский язык около X века, а в России известна в рукописи XII века. Во 2-й редакции о прп. Поплии два отличные одно от другого сказания 25 января и 21 февраля. Это или от забывчивости автора или дело разных рук. Несомненно, что и другая рука и, может быть, не одна взялась было изменять и вторую редакцию; это видно из пергаменного пролога Синодальной библиотеки № 248, в коем замечены такие особенности, каких нет в других известных нам списках 2 редакции, например памяти и сказания 21 ноября о мч. Азате, 8 ноября об Иоанне Психаите, 26 ноября о Филимоне и Домне, 22 ноября о Василии новом.

Но вообще списки 2-й редакции, начиная с древнейших (типогр. пергамен. № 1142), тверды, так что виновником её в собственном смысле может быть назван один, а небольшие изменения, произведенные другими, случайны и не распространены. Достойно примечания то, что вторая редакция в некоторые дни согласована со студийскими минеями, бывшими в обращении в то время в России, тогда как первая редакция в эти дни расходится со студийскими минеями, например [далее идет перечисление].

Где составлена сия редакция, в России или других славянских землях? Хотя в ней есть Вячеслав и Людмила со сказаниями, (с. 320) но более русских памятей и праздников (см. выше), посему, вероятно, что она составлена в России, а св. князь Вячеслав есть уже в русских минеях XI века.»


Упоминание "поганости" рода Клеопатры в древнейших русских стишных Прологах и Великих Четьих-Минеях митр. Макария

Теперь сведения от архиеп. Сергия (Спасского) о древнейшем русском стишном Прологе (с. 334-335, «стишной» — потому, что перед сказаниями обычно в нём идут небольшие стихи наподобие тех, которые мы видим по сей день в богослужебных книгах перед синаксарием):


«Из русских на пергамене известен нам один чудовский за мартовское полугодие XIV в. или начала XV в.; на бумаге древнейший пролог стишной находится в Сергиевской Лавре, писанный в 1429 году (№ 717). В русских прологах есть уже немногие прибавления сказаний из 1 и 2 редакций месяцеслова Василия о некоторых восточных и русских святых, тогда как в южно-русских означенных прологах прибавлений никаких нет, кроме южных святых, например, памяти Илариона Меглинского. Сравнение пролога 1370 года с чудовским и троицким показало совершенное сходство их (кроме упомянутых выше прибавлений) и надобно полагать, что наш стишной пролог происхождения южнорусского, а не южные славяне заимствовали у нас стишной пролог...

Наш стишной пролог очень сходствует с греческим стишным экземпляром Синодальной библиотеки № 390 1295 года; и где сей не сходствует с иерусалимским уставом, там и наш не сходствует; но есть немногие и разности…

Укажем на некоторые сказания, перенесённые в русский стишной пролог из 1 и 2 славянских редакций месяцеслова Василия; из 1 редакции взято сказание о Глебе, русском князе, и вставлено 5 сентября вместо сказания о Вафуиле и Вевее, которые у нас 15 октября, из 2 редакции взяты сказания: 6 сентября о св. Кирилле Гортинском, 19 октября о муч. Уаре и Клеопатре, 3 ноября проявление крещения всея русския земли <...>; эти прибавления и другие находятся уже в самом древнейшем русском стишном чудовском прологе и, вероятно, они внесены при самом переходе южнославянского пролога в Россию».


Итак, мы имеем следующее:

1. Самый древний русский стишной Пролог — Пролог, писанный на бумаге в 1429 году.

2. Он хранился в библиотеке Троице-Сергиевой Лавры. Сейчас — это фонд РГБ, но, к счастью, оцифрованный и доступный вновь на сайте рукописей Лавры. Интересующий нас Пролог по-прежнему под № 717: http://old.stsl.ru/manuscripts/book.php?manuscript=717&col=1&Submit=%CE%F2%EA%F0%FB%F2%FC

3. Этот троицкий Пролог имеет «совершенное сходство» с Прологом 1370 года.

4. Сказание о мч. Уаре и Клеопатре взяты из 2-й редакции.

5. Вероятно, «эти прибавления» внесены при самом переходе южнославянского Пролога в Россию.

В упомянутом и доступном сейчас троицком стишном Прологе № 717 выражение «первое убо умолих Бога о роде твоем поганом сущем» присутствует.

uar_prolog_tsl.jpg



Если верить свидетельству архиеп. Сергия о совершенном сходстве (хотя нельзя ручаться, что он сличал книги построчно), то упоминание о нечестии рода Клеопатры идёт в наших памятниках с XIV века.

В великих Четьих Минеях митр. Макария так же (см. ниже скан из издания 1880 г.):

uar_minei-chetyi_makary.jpg


А вот у свт. Димитрия Ростовского уже нет такого упоминания, как нет его и в других вариантах жития мч. Уара. Таким образом, это упоминание о "поганости рода" Клеопатры восходит к Прологам в той редакции, где повествование о блаженной Клеопатре и её сыне Иоанне выделено в отдельное сказание. Позже это упоминание было "вырезано", вероятно, по догматическим соображениям, как говорит архиеп. Сергий (Спасский).

Но ведь мч. Уар — очень древний святой. Есть ли какие-то действительно древние сведения об истории с Клеопатрой, в которых бы содержалось такое предание, или же это интерпретация неизвестного славянского редактора Пролога? Как с этим упоминанием обстоит дело в греческих памятниках?

Что говорит мч. Уар в видении Клеопатре в греческих источниках?

Чтобы прояснить ситуацию с родом блаж. Клеопатры в греческих редакциях жития мч. Уара, я обратился к известному учёному и переводчику Олегу Родионову — старшему научному сотруднику Института всеобщей истории Российской Академии наук. Он не так давно участвовал в работе над русским переводом Синаксаря иеромонаха Макария Симонопетрского в качестве научного редактора. Перевод вышел в издательстве Сретенского монастыря. (Здесь новость об издании: http://www.pravoslavie.ru/49630.html. Здесь интервью с Олегом Родионовым: http://www.pravoslavie.ru/50571.html)

Вот что он мне ответил.

В синаксарях прп. Никодима Святогорца и К. Дукакиса (XІX в.), как и в труде иером. Макария, который Олег с коллегами перевели с французского оригинала на русский (также существует ещё и греческий его перевод), о сродниках Клеопатры ничего не говорится. Та же история и в новогреческих переводах Метафрастова жития (XVІІ и XІX века). Интересующее меня место Олег нашёл в дометафрастовом Житии (Acta sanctorum, Oct. VIII, p. 434C (§ 47)). В этом житии так же речь идёт о том, что Клеопатра положила Уара в гробнице её родителей. После неожиданной кончины её сына, св. Уар, явившись блаж. Клеопатре, говорит, в частности, следующее: «[Разве] я не знал, что ты положила меня близ родителей, которые [теперь] с нами, которых я освободил от многих грехов ради тебя, умолив Владыку Христа дать им оставление?» (Οὐκ ἔγνων ὅτι ἀπέθου με ἐγγὺς τῶν γονέων, οὓς συνέχομεν, οὓς ὑπὸ ἁμαρτιῶν πολλῶν ἠλευθέρωσα διὰ τὴν χάριν σου, παρακαλέσας τὸν δεσπότην Χριστὸν δοῦναι αὐτοῖς τὴν ἀφεσιν;).

Здесь мы ясно видим, что в этом дометафрастовом житии мч. Уара в соответствующем месте не говорится о том, что родители Клеопатры были язычниками.

Правда, согласно BHG и Bibliotheca sanctorum, — говорит Олег, — существует ещё одно древнее Житие, точнее, редакция того же дометафрастова Жития. Она не издана доселе, поэтому трудно сказать, как там подано это место. Это ещё предстоит выяснить.

А пока получается такая картина:

Ни в новых греческих Синаксарях (сказания в которых чаще всего представляют собой краткие житийные справки без диалогов), ни в Метафрастовом житии, ни в дометафрастовом нет предания о том, что родители (или род) блаж. Клеопатры были язычниками. Также важен сам факт того, что все редакторы-составители перечисленных Синаксарей, начиная с древних, не знали об этом предании. А если знали, то не сочли его надёжным и подлинным и не отразили его в своих житиях.

Так что, по всей вероятности, это предание есть интерпретация приведённой фразы мч. Уара древним славянским редактором Пролога.


?

Log in

No account? Create an account