?

Log in

No account? Create an account

священник Иоанн Нефёдов

Previous Entry Share Next Entry
Ина служба мученику Уару в зелёных Минеях
ier_in_nefedov

uar_icon.jpg

В мае этого года я плотно занялся вопросом происхождения в «зелёных» Минеях неуставной службы мученику Уару, которая надписана «Ина служба, бденная, святому мученику Уару, емуже дана бысть благодать умолити за умершие Клеопатрины прародители, не сподобльшияся прияти святаго Крещения». Она была помещена в Минею Октябрь при первом издании минейного корпуса в 1980-х годах.

Эта служба довольно скоро стала предметом пререканий, а в 2004 году подвигла протоиерея Константина Буфеева на пространную аргументированную статью в 12-м номере журнала «Благодатный огонь» (2004) с критикой факта помещения службы в служебные Минеи Русской Церкви (http://blagogon.ru/articles/213/). Позже, в 2010 году, статью перепечатал портал Православие.ру (http://www.pravoslavie.ru/42451.html). Тогда же или раньше статью опубликовал и сайт Азбука.ру, который имеет огромную посещаемость. Таким образом, эта статья широко разошлась по просторам сети и сейчас доступна на очень многих сайтах, или целиком, или во фрагментах. Значимые цитаты из статьи прот. Константина Буфеева приводит в своей книге «Вне Церкви нет спасения» и иер. Георгий Максимов в подпункте «7.9. Неуставная служба мученику Уару» (глава 7 «Разбор свидетельств Св. Писания и Предания, приводимых в пользу обсуждаемого лжеучения») (https://azbyka.ru/otechnik/Georgij_Maksimov/vne-tserkvi-net-spasenija/).

В целом критику этой службы можно свести к следующим положениям:

1. Ина служба бденная мученику Уару — неуставная, её происхождение неизвестно (архим. Рафаил Карелин, правда, сообщил о. Георгию Максимову, что "составитель" этой службы якобы митрополит Никодим (Ротов)).

2. Нужно различать общественную и частную (домашнюю) молитву за некрещёных. Церковь не может молиться за некрещёных, а тем более служить по этому поводу бденные службы.

3. Можно разрешить использовать канон мч. Уару из этой службы для личной домашней молитвы сродников умершего некрещёного, но "с обязательным запрещением читать этот канон в православных храмах и часовнях на общественных богослужениях и требах".

4. Сомнительно само предание о том, что мч. Уар "имеет благодать вымаливать из ада души некрещеных". Оно противоречит вероучению Церкви, как об этом сказал Святейший Патриарх Алексий II: "У людей малоцерковных создаётся впечатление, что не обязательно принимать Святое Крещение или быть членом Церкви, достаточно лишь молиться мученику Уару. Такое отношение к почитанию святого мученика Уара недопустимо и противоречит нашему церковному вероучению" [Журнал Московской Патриархии. № 2, 2004. С. 25].

Наконец у меня появилась возможность посильно исследовать этот вопрос, и я хотел бы поделиться тем, что мне удалось узнать. Думаю, что эти сведения будут полезными. Особенно потому, что вокруг происхождения службы со временем "накрутились" разные "мифы", как сейчас принято говорить. Конечно, это не исчерпывающее исследование, а лишь некоторые "материалы к проблеме".

* * *

Итак, начнём по порядку. Откуда в зелёных Минеях появилась эта служба? О. Георгий Максимов в своей книге «Вне Церкви нет спасения» говорит, что автор-составитель и инициатор помещения в зелёные Минеи этой службы — митрополит Никодим (Ротов), о чём ему сообщил архим. Рафаил (Карелин). Надо сказать, что так думают многие, поскольку митр. Никодим написал несколько служб, которые были включены в зелёные Минеи.

Оказалось, что эта информация не соответствует действительности и является просто растиражированным слухом. В архиве зелёных Миней, с которым мне удалось поработать, благодаря любезному содействию Александра Геннадьевича Кравецкого, обнаружились материалы по этой службе. Из машинописи, ставшей оригиналом для набора, следует, что служба взята из РУКОПИСНОГО богослужебного сборника XVIII-XIX вв., хранящегося в Библиотеке Академии Наук в Санкт-Петербурге (БАН, 21.10.6, лл. 15–28). Возможно, владыка Никодим и участвовал в её правке, но он — точно не её автор.

Также в материалах по службе хранятся рабочие записки разных специалистов, которым, видимо, давали её на отзыв. Одна из них, скорее всего, принадлежит специалисту самой Библиотеки Академии Наук. Она (этот специалист) сообщает важные сведения:

"Рукопись описана у Срезневского и Покровского «Описания РО БАН», т. 1, с. 365.

Состав рукописи:

1) Служба Евфросинии Суздальской 25.IX

2) Служба влкмч. Уару. Со службой печ[атной] минеи не сходна. Произведение русское.

3) Помянник

4) Канон молебен Пресв. Богородице

Срезневский и Покровский отмечают, что листы 4-й рукописи были склеены обрезками старого письма из Лексинского монастыря. В настоящее время эти обрезки утрачены, т. к. рукопись подвергалась реставрации. Однако это косвенное свидетельство в пользу старообрядческого происхождения сборника-конволюта. Но все-таки, судя по тому, что Срезневский и Покровский дали рукописи шифр Нов. 1264 — новое собрание, куда включались случайные покупки — то рукопись не была привезена ими с Севера — тогда бы шифр был Сев. Никаких сведений, откуда эта рукопись поступила, нет.

Что касается службы в-ку Уару, то — я спросила у нашего специалиста по расколу Н.Ю.Бубнова его мнение — он сказал, что почерк очень похож на выголексинский и что очень возможно, что и текст был составлен на Выгу, но доказать это нельзя. Все исследователи старообрядчества упоминают, что старообрядцы составляли службы, но никто этим не занимался, этот вопрос не исследовал, и нигде не упоминается, какие именно службы составлялись, не говоря уже об изучении самих текстов. Так что, увы, я никак не могу прояснить для вас этот вопрос".


Таким образом, оказывается, что "проблемная" служба имеет старообрядческое происхождение с высокой степенью вероятности. Причем не просто старообрядческое, а именно беспоповское. Это косвенно подтверждается и тем обстоятельством, что ни в одном рукописном или старопечатном Каноннике на сайте рукописей Троице-Сергиевой Лавры мне не удалось найти не то что службы, а даже и канона мч. Уару. Никаких следов особенного, выделенного почитания мч. Уара в Канонниках не обнаруживается. А ведь рукописные Канонники всегда создавались под конкретного "заказчика". Они очень объёмные, в них чего только нет, каких только канонов там не встретишь, но вот канона мч. Уару нет.

Зато мне случайно удалось набрести в сети на публикацию «Славяно-русские рукописи Научной библиотеки Томского государственного университета. Вып. V. XX в.», в которой есть такая запись:

"25 (8). В-27.169. Псалтирь с восследованием. 1928-1929 гг.

Источник поступления: приобретена в 2011 г. у Калачовой Елены Прокопьевны; книга была в составе коллекции, принадлежавшей матери Е.П. Калачовой (Скитская библиотека, старообрядцы-странники, Кривошеинский район Томской области).»

В содержании этой Псалтири видим:

"л. 487. «Месяца октября 19 день. Мученику Уару. Мученику Уару, ему же дана благодать избавляти от муки без покаяния умерших. Тропарь Уару» (глас не указан). Нач.: «Войнством святых страстотерпец, страждущих законне…»;

лл. 487-494. «Канон мученику Уару» (глас не указан). Колонтитул: «Канон мученика Уара». Ирмос: «Вооружена фараона погрузи, чюдотворяи древле, моисейский жезл…». Тропарь 1: «Умолен буди, Господи, святым Уаром мучеником…»;

лл. 494об-499об. «Канон преподобному Паисию великому». Глас 8. Колонтитул: «Канон преподобному Паисию». Ирмос: «Воду прошед яко посуху, из египетска зла избежав израильтянин…». Тропарь 1: «Благими нравы украсився, Христови прилепился…»;"


Интересующий нас канон здесь второй — "Умолен буди, Господи, святым Уаром мучеником…".

А вот важные свидетельства от исследователей старообрядческой иконописи. Тут упоминается и мч. Уар, и прп. Паисий Великий, причём именно в знакомом нам утрированном "профильном" значении, а также говорится о почитании у некрасовцев грехом и великой дерзостью молиться Самому Христу за умерших "не по чину". Если умершие без покаяния ("заложные покойники") — это "не по чину" умершие, то что говорить о некрещёных вообще:

"Кроме особенно высоко чтимых святых Николы и Харлампия, иконы которых встречаются тут на каждом шагу, народная вера выделила также преподобного Паисия Великого, почитание которого, в свою очередь, не лишено прагматического аспекта, но в совсем другом роде. Молят святого о ходатайстве перед Господом за души грешников, умерших без покаяния, — такова сфера его покровительства. Поскольку обращаться с молитвой к Самому Христу за умерших "не по чину" (или "заложных покойников") у некрасовцев считается за грех и великую дерзость, то молитва перед образом св. Паисия видится единственным выходом в подобных случаях. Между тем паисьево участие актуально тут, как нигде: постоянный контакт с водной стихией и опасность промысла год от года увеличивают число несчастных, принявших смерть без покаяния (одного из двух сохраненных беспоповцами таинств). Свой утопленник тут имеется почти в каждой семье."

(Горбунов Ю.Е. Русские иконы в старообрядческих общинах Болгарии. Часть 2: http://samstar-biblio.ucoz.ru/publ/55-1-0-603)

"Купечество — купечеством, — вспоминает внучка одного из Ховриных — Екатерина Сергеевна, — но христианские обычаи и законы в доме соблюдались очень строго. В последнее время все вопросы веры держались на жене Зиновия Степановича — Матроне Федоровне, человеке глубоко релегиозном. Она происходила из помещечьего рода Сабуренковых (с.с. Телегино и Синявка, что под Пензой). Все члены большой семьи постоянно посещали храм, наряду с мирской владели и церковной грамотой, в доме было много икон и книг.

Иконы и книги как приобретались в разных местах, так и заказывались по разным случаям. К настоящему времени у потомков Ховриных, по линии Зиновия Степановича, остались лишь две иконы из большого и богатого иконостаса. Одна, «Богородицы Корсунской», явно не местных писем, а вторая — «Умягчение злых сердец», работа сызранских иконописцев. На обороте последней сохранились записи карандашом, сделанные мастером: что должно быть изображено, оговоренная цена — 6 рублей и что у Ховриных взят задаток 1 рубль. Судя по изображениям святых на клеймах — Паисия, Уара и Екатерины, можно предположить, что заказана она в память умерших некрещённых младенцев. А присутствие образа священномученика Антипы, скорее всего, говорит о его имени."

(Половинкин П.В. История древнего рода. Ховрины — кузнецкие купцы, староверы поморского согласия: http://samstar-biblio.ucoz.ru/publ/101-1-0-884)

"За десять лет служения в Самарской Старообрядческой общине ДПЦ, опекающей также и Сызранское общество поморцев, мне неоднократно встречалась фамилия Бочкаревы. Первое — это воспоминания верующих о «Бочкаревской моленной» в Сызрани, второе — иконы, заказанные где-то в канун революции 1917 года самарской мещанкой Пелагией Ивановной Маркиной (в замужестве Ушановой) у иконописца Бочкарева в Сызрани. И, наконец, — икона с изображением трех святых «Преподобнаго Паисия великаго, мученика Уара и равноапостольной Феклы», с клеймом пресловутого мастера: «А. А. Бочкарев, иконописец в Сызрани. 1893 г.»."

(Половинкин П.В. В поисках забытого имени ("Бочкаревская" икона): http://samstar-biblio.ucoz.ru/publ/207-1-0-549)"


Таким образом, мы видим, что такое выделенное "функциональное" почитание мч. Уара (и прп. Паисия Великого, кстати, тоже), знакомое нам по современным явлениям в нашей церковной жизни, актуализировалось именно в старообрядческой беспоповской среде. Когда это произошло — трудно сказать. К сожалению, я очень мало знаю беспоповство в разных его толках. Одно ясно — сначала появилась сама идея о том, что мч. Уар имеет особую благодать ходатайствовать о некрещёных, или даже более радикально — «вымаливать» их. А уже потом — скорее всего, в XVIII-XIX вв. — эта идея была разработана в богослужебных последованиях.

Идея эта, как оказалось, довольно древняя и, по всей видимости, имеет славянское происхождение. А старообрядцы её выделили и развили в самоценное предание, которое глубоко укоренилось и утвердилось благодаря догматизации обрядовых правил, жесткой развёрнутой системе регламентации жизненных событий (правильно/неправильно, по чину/ не по чину), а также, не в последнюю очередь, из-за трагедии лишения иерархии и "соборней службы".

Возможные истоки этого предания я разбираю в отдельной публикации (см. здесь).

Что же касается службы в зелёных минеях, то итоги такие:


  1. Ина служба мч. Уару составлена (написана) не митрополитом Никодимом (Ротовым), а взята из рукописного богослужебного сборника (БАН) XVIII-XIX вв. старообрядческого беспоповского происхождения (вероятно, выго-лексинского).

  2. До XIX в. никаких специальных "функциональных" канонов, а тем более бденных служб, ни в Канонниках, ни в Псалтирях с восследованием не обретается (будь то рукописные или старопечатные дореформенные). Да и в печатных старообрядческих изданиях, наиболее известных и довольно доступных, нет этого канона.

  3. Мы убираем "ину службу бденную" мч. Уару из нового дополнительного тиража Миней (который должен быть готов к концу 2018 года), чтобы не смущать верующих и не создавать "текстуальное основание для антиканонической практики", как выразился прот. Константин Буфеев. Если кому-то она будет нужна для келейной личной молитвы — пишите. Я пришлю её Вам в отдельном файле.

* * *

По данной теме нужно сказать еще и вот о чём. Во всех обсуждениях "иной службы" или только канона мч. Уару всегда фигурируют ссылки на рукописи. А если рукописи, то значит XIV, XV и XVI вв. чуть ли не автоматически. Также очень часто приводят в качестве опоры свт. Афанасия Ковровского (Сахарова), который в своём замечательном труде "Поминовение усопших по уставу Православной Церкви" (https://azbyka.ru/otechnik/Afanasij_Saharov/o-pominovenii-usopshikh-po-ustavu-pravoslavnoi-cerkvi/5) говорит:

«Древняя Русь при всей строгости своего отношения к умершим, находила возможным молиться не только об обращении живых к истинной вере, но и об избавлении от мук в иноверии умерших. При этом она прибегала к предстательству святого мученика Уара. В старинных канонниках имеется специальный канон на сей случай, совершенно отличный от канона, помещающегося в октябрьской Минее под 19 числом. Этот канон предназначается главным образом для тех, чьи ближайшие родственники или предки скончались вне общения с Православною Церковью. Кроме того, по-видимому, имеется в виду и то, что каждый из православных имеет отдаленных предков, умерших вне Православной Церкви, о которых, как о своих прародителях, подобает печаловаться».


Как мы можем увидеть, свт. Афанасий, часто ссылаясь в своём труде на старые книги как на авторитет, при этом никак их не классифицирует. Они для него все «старинные», а значит авторитетные. От такого упрощения и происходят, как мне кажется, многочисленные ссылки на древние книги в дискуссиях об этой службе или каноне. Но в наше время, когда огромное количество источников оцифровано и находится в мгновенном доступе через интернет, мы видим, что нужно очень внимательно разбираться, что за «старинный» канонник или сборник находится перед тобой. То, что это рукопись, еще ни о чём не говорит. В приведённых мною данных из архива зелёных Миней богослужебный сборник — тоже рукопись, но совсем не XIV или XVI вв. А рукопись XIX в. — это уже совсем не тот статус.

Более того, в таком сложном и противоречивом вопросе как молитва за некрещёных нужно удостовериться, откуда идёт само предание или учение и кому принадлежит «разработка» этого учения до устойчивой нормативной молитвенной (и чуть ли не богослужебной) практики. Ведь совсем не всё равно, кто написал этот канон и предлагает мне в качестве нормативного текста. И также не всё равно, в каком состоянии души и ума был автор текста и молитвенной практики и как он себя мыслил по отношению к Церкви.


  • 1
Огромное спасибо за проделанную работу

Жаль, что при этом утверждено отпевание Последование о некрещенных младенцах.

  • 1